Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:37 

[Фик] "С Днём Рождения, семпай!", или Неприятности Инуи Садахару

Anzhelee-Sasha
...ashita wa kitto hallelujah ©Burimyu
Название: ""С Днём Рождения, семпай!", или Неприятности Инуи Садахару"
Автор: Anzhelee-Sasha
Размер: Мини
Пейринг: Инуи/Янаги, Инуи/Кайдо, Янаги/Кирихара, Фуджи/Тезука, намёк на Ошитари/Атобе
Рейтинг: PG-13
Жанр: Яой, Юмор, Стёб, Романтика
Предупреждения: OOC, пьяный Инуи, двойной "Devil Mode" и Фуджи Сюске.
Дисклеймер: Ни на что не претендую, всё принадлежит Кономи-сенсею ^^
Саммари: День Рождения Инуи Садахару сейгаковцы хотели отпраздновать в тихом командном кругу, а "добрый фей", Атобе Кейго, решил несколько иначе. Но он же не мог знать о дальнейших последствиях праздника...
Примечание: Нежданчиком для меня, этот фанфик получился эдаким приквелом ко "Дню Святого Валентина" И, небольшое пояснение. На мой взгляд, из-за своих "экспериментов" у Инуи почти отбито обоняние.Ещё бы, блин...
А так, мы имеем: Атобе Кейго - "добрый фей" и почти сваха, основной состав Сейгаку в полном комплекте, Янаги Ренджи и Кирихару Акая, "эксперименты" Момо и Рёмы, пьяного Инуи, двойной "Devil Mode" и Фуджи Сюске. Этот вообще заслуживает отдельных аплодисментов. А ещё, я люблю Тезуку, хотя, правильнее будет сказать: "Я люблю стебаться над Тезукой".

- Фьюх, Тезука! – воскликнул вбежавший в раздевалку, запыхавшийся Инуи. – Прости за опоздание, я сейчас всё объясню! Просто… А? А где все?
- Инуи! – строго произнёс Тезука, сверкнув очками. – Когда ты, наконец, перестанешь опаздывать? Не будь таким беспечным! В обычное время, за опоздание я бы отправил тебя наворачивать круги вокруг корта, но, сегодня я скажу тебе…
- С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ИНУИ!!!
Раздевалка наполнилась воздушными шарами. Взорвались хлопушки, в воздухе золотым дождём искрилось конфетти, и, словно из неоткуда появились ребята, державшие в руках огромный торт:
- С Днём Рождения, Инуи-семпай! – радостно воскликнул Момоширо и нацепил на покрасневшего Инуи праздничный колпак.
- Тезука, нехорошо выделяться из коллектива! – заявил Фуджи и нахлобучил на капитана такой же колпак. Тот немного скуксился, но ничего не сказал.
Тут, все наперебой принялись поздравлять информационного маньяка:
- Инуи! – торжественно начал Оиши. – В этот радостный день я хочу сказать…
- Хой-хой, Инуи! – нетерпеливо прыгал Кикумару. – Пошли на корты скорее! Бьюсь об заклад, ты даже ничего и не заметил!
- Э-э-э? – удивился Садахару.
- Идём, идём, семпай! – улыбнулся Эчизен.
- Инуи-семпай, я… - пробормотал покрасневший Кайдо, дотронувшись до плеча Садахару, но того уже вытащили на улицу. Каору раздражённо зашипел и вышел следом.
- Ребята… спасибо! – пробормотал смущённый до нельзя, Инуи. У него аж очки запотели, когда он увидел над кортами огромный цветастый баннер с надписью: «С Днём Рождения, Инуи!» и разразившихся аплодисментами второкурсников и первогодок.
- А теперь, пора есть тортик! – воскликнул Кикумару и бросился к Оиши, который его держал.
- Эйджи! – осуждающе произнёс Шуичиро, поднимая поднос с тортом над головой. – Это неприлично! Где твоя совесть?
- Моя «совесть» сейчас ведёт себя как последняя жадина! – обиженно надулся Кикумару. – Эй, что это?
Теннисисты в удивлении уставились на подъехавший к кортам чёрный лимузин, из которого вышел Папа Римский… ну, нет, конечно! Атобе Кейго Несравненный, вместе с верным Кабаджи. Кака-а-ая неожиданность!
- Атобе, что ты здесь забыл? - раздражённо спросил Тезука.
- Во-первых, господин капитан, Оре-сама решил осчастливить своим присутствием не тебя, - ответил Кейго, поправляя причёску, и, внезапно, подмигнул. – Отличный колпак.
Тезука заметно побагровел, а Его Величество снисходительно продолжил:
- А во-вторых, мы пришли сюда, чтобы поздравить с Днём Рождения Инуи Садахару, верно, Кабаджи?
- Угусь. – Кивнул тот.
- И поэтому, господа, прошу в машину! В качестве подарка, Оре-сама отвезёт вас в один из своих летних домиков, где уже всё приготовлено для того, чтобы отпраздновать День Рождения по высшему разряду!
- С-Спасибо, конечно, - пробормотал Инуи, поправляя очки. – Но, в честь чего я заслужил подобное?
- Неужели вы думаете, что Оре-сама не способен на бескорыстные подарки? – праведно возмутился Атобе, картинно взмахнув руками. – Оре-сама мог бы, и обидеться, но сегодня он в хорошем настроении, и его не сможет испортить даже твоя кислая физиономия, Те-зу-ка! И поэтому, ещё раз повторяю: «Прошу в машину!» И кстати, кое-кто уже ждёт вас ждёт не дождётся…

***

«Летний домик» Атобе Кейго оказался трёхэтажным коттеджем с теннисными кортами во дворе, с бассейном, тренажёрным залом, кинотеатром, кхм, солярием… Ухоженный сад перед домом был украшен античными статуями и фигурно подстриженными кустами.
- Ура-а-а, Оиши, Оиши, пошли купаться! – радостно воскликнул Кикумару, повиснув на вице-капитане.
- Ай, Эйджи, задушишь! – захрипел тот, скидывая с себя друга.
- Прости, - улыбнулся Кикумару.
- А я бы, перед тем развлекаться, лучше бы сыграл несколько матчей! – произнёс Тезука, скрестив руки на груди. Чтобы капитан-то, и пропустил тренировку? Скорее уж Санада из Риккая в готы пропишется.
- Ладно тебе, Тезука! – хмыкнул Фуджи. – Сегодня у Инуи праздник, как-никак!
- Да, верно, - Инуи поправил очки. – Ладно, пойдёмте внутрь. Атобе сказал, что нас там ждут.
- Семпай! – Кайдо хотел что-то сказать, но не успел, и ему ничего не оставалось, как направиться вслед за остальными.
Внутри дом так же поражал своим изяществом и великолепием, как и снаружи. Дорогая импортная мебель, картины на стенах, из которых наверняка добрая половина оригиналы, хрустальные люстры, резная винтовая лестница, украшенная фарфоровыми вазами, огромный стеллаж с книгами. В гостиной стоял накрытый стол, рассчитанный, как минимум, человек на пятьдесят, а перед огромной плазменной панелью, на леопардовом диване, сидели и смотрели какой-то боевик…
- Ренджи? – изумлённо воскликнул Инуи.
- Садахару!
Янаги Ренджи из Риккайдай вскочил с дивана и обнял друга детства:
- С Днём Рождения, Садахару!
- Ага, поздравляю! – донеслось с дивана. – Вот и приблизился ты ещё на один год к старческому маразму! Что так долго, я жрать хочу!
- Акая!
- Что? - возмутился парень, повернувшись к ним лицом. - Семпай, ты же сам сказал, что трогать ничего нельзя, пока Сейгаку не приедут! Будто им что-то будет, если бы я съел одну пироженку! Или две...
Ренджи лишь головой покачал.
- Благодарю тебя, Кирихара-кун. – Улыбнулся Инуи.
- Не обращай внимания, - шепнул Янаги. – Я не мог его оставить. Мы занимались английским, когда, неожиданно, ко мне явился Атобе. Рад, что вы добрались. Видел, что здесь устроил Его Величество?
- Сам в шоке. – Усмехнулся Садахару.
День прошёл на ура. Как сказали бы Инуи и Янаги, на все сто процентов. Ребята сыграли пару товарищеских матчей, вдоволь наплавались в бассейне, а Фуджи даже залез в солярий. Самым знаменательным моментом дня стало то, как Момоширо, Эчизен, Эйджи и Сюске, схватив упорно сопротивляющегося капитана за руки, за ноги, и закинули его в воду. Всем четверым была обещана пожизненная каторга и «хрен-знает-сколько-кругов-вокруг-корта». Кирихара же почти не отходил от Янаги, недоверчиво поглядывая на именинника, и только Кайдо весь день находился в какой-то прострации. Он даже не снял свою сумку, а так целый день и протаскался с ней. Вечером, за столом, имениннику раздавали подарки:
- Хой-хой, Инуи! Это тебе, от нас с Оиши! Если и пьёшь какую-то гадость, то лучше пей это! Дорогое, между прочим!– улыбнулся Кикумару и вручил информационному маньяку бутылку вина, перевязанную красным бантиком. Так, к слову. Садахару не притронулся ни к одному напитку на столе и пил только из своего термоса, пытаясь и остальных напоить своим варевом. Но, как заявил Момо: "Семпай, ты слишком много хочешь!".
- Эйджи! – испуганно воскликнул Шуичиро, вскакивая со стола. – Мы же договаривались подарить совсем другое!
- Да ладно тебе, Оиши! – усмехнулся Кикумару, но бутылку из его рук перехватил Тезука.
- Не «да ладно»! – строго произнёс он, относя вино на кухню. – Не позволю! Мы ещё малы для распития спиртных напитков! Бутылку я потом спрячу, а завтра отнесу её родителями Инуи.
- Благодарю за поддержку… Тезука, - пробормотал Садахару, поправляя очки.
- С Днём Рождения, Инуи! – торжественно произнёс Тезука и протянул Садахару маленькую коробочку. Это оказались очки в серебристой оправе.
Момоширо и Эчизен презентовали новые кроссовки. Така-сан, конечно же, абонемент в «Кавамура Суши». Янаги и Кирихара подарили по диску. Первый – «Собрание классической музыки», второй – новый «SoulCalibur». Фуджи же отличился оригинальностью и подарил… фотоальбом:
- Э-э-э, спасибо, Фуджи.
- Открой его, - усмехнулся Сюске и, вдруг, подмигнул. – Тебе понравится.
Все заинтригованные уставились на Инуи. Тот осторожно открыл первую страницу… и тут же захлопнул. Ребята заметили, как у информационного маньяка покраснели щёки:
- Эй. Инуи-семпай, что там такое? – поинтересовался Момоширо.
- Ничего! – торопливо воскликнул тот. – Просто фотоальбом!
Ребята удивлённо зашептались, а Садахару ошеломлённо уставился на Сюске. На его лице читался один единственный вопрос: «КАК?» Тот лишь улыбнулся и пожал плечами. Гений. Действительно, гений! Что уж говорить, если на первой фотографии был полуобнажённый Кайдо! А альбом был забит полностью, Инуи мельком узрел сие… Ну, Фуджи!
Ну и Кайдо, его любимый Кайдо, преподнес ему плюшевую змейку, так поразительно похожую на него самого.
- Как ми-и-ило! – улыбнулся Момоширо, за что схлопотал по подзатыльнику от Эчизена, и от Тезуки. Кайдо же пропустил подначку мимо ушей и испуганно замер, когда Садахару обхватил его за руку и прошептал:
- Спасибо, Кайдо!
Тот смущённо покраснел и сдержанно кивнул.
Ну, а после ужина было решено пойти на третий этаж, в игровую комнату и устроить файтинг турнир. Естественно, не просто так. Проигравший должен был выпить рюмку знаменитого «Аозу». Даже Фуджи Сюске вздрогнул в страхе, что уж говорить об остальных. Хотя, неискушенному в этих вопросах риккаевскому уму не понять всего ужаса... Пока остальные ушли готовить приставки, Момо и Эчизен остались «добровольно» убраться со стола. Такеши метнулся на кухню и вернулся с бутылкой вина Кикумару, пустой бутылкой и воронкой:
- Эй, Эчизен, иди сюда! Помоги мне! Тащи термос Инуи!
- Момо-семпай, ты что творишь? – шикнул Рёма, но указание выполнил.
- Отлично, а теперь, держи бутылку.
Под недоумённый взгляд Эчизена Момо, высунув язык, колдовал над крышкой бутылки и через пару минут аккуратно снял её, даже не помяв. Затем он, с помощью воронки, аккуратно слил вино в пустую бутылку. Дальше предстояло самое сложное. Момоширо откупорил термос Инуи из которого повалил едкий сизый дым, и так же, с помощью воронки, перелил «сок» в бутылку из под вина и закупорил крышку, с трудом сдерживая кашель. Перелить вино в термос уже не составило труда:
- У-у-у, Господи, Инуи-семпай! Как можно вообще пить такую гадость?! Правильно сказал Кикумару-семпай, пусть уж лучше в таком случае он пьёт вино!
- Момо-семпай, а ты в курсе, что нам светит, если капитан Тезука узнает о том, что мы сейчас намудрили? – усмехнулся Эчизен.
- Ладно тебе! – отмахнулся тот, пряча термос с вином в сумку Инуи. – Риск – дело благородное!
- А кстати, семпай! А ты заметил, что у «сока», перелитого в бутылку из-под вина почти исчез запах и дым.
- Честно? Нет. Мне было не до этого! – засмеялся Момо. – Ладно, пойдём, положим «сюрприз» на место.
С лестницы спустился Ренджи:
- Эчизен, Момоширо, все только вас и ждут, - сказал он и взял сумку Садахару. – Что вы там прячете?
- Ничего! – одновременно воскликнули Рёма и Такеши, пряча бутылку за спиной, но Эчизена терзали смутные сомнения о том, что Янаги таки успел её заметить.
Тот задумался и произнёс:
- Ладно, поднимайтесь.
Момоширо и Эчизен облегчённо вздохнули и положили бутылку на место. И как раз во время, потому что в это время, под предлогом спрятать «вино» получше, вниз спустился Тезука. На самом деле, таким образом, он просто решил как можно дольше избежать распределения, так как против Эйджи, а уж тем более, Кирихары, ему не выстоять! Что уж говорить, капитан Сейгаку являлся по части компьютерных игр, как сказал бы тот же Акая, «лошарой и нубом».
До поздней ночи продолжалась борьба, и уже четверо полегло «смертью храбрых»: Оиши, Кавамура, Эчизен и Фуджи, а Тезуке лишь каким-то чудом удалось обыграть Момоширо, хотя довольствовался он стратегией: "Жми квадрат и треугольник чтобы выйграть!!!". Кирихара и Эйджи шли на равных, но призванным лидером, неожиданно стал Янаги, что было шоком для всех, а особенно, для Акаи, который теперь с обожанием смотрел на своего семпая. Инуи же был почётным судьёй, который раздавал напитки проигравшим. Парень весь вечер не расставался с плюшевой змейкой, потому что Кайдо заявил, «что он уже не ребёнок!» и, сразу же после ужина, отправился спать. Информационный маньяк ещё долго недоумевал, что с ним такое и был немного обижен. Периодически, он отпивал из своего термоса, который вместе с сумкой принёс Ренджи. С каждым глотком, Садахару чувствовал себя всё более и более странно, но не мог понять, почему. Голова стала тяжелой, перед глазами всё плыло, а веки налились свинцом. Видя его состояние, Тезука велел всем ложиться спать, но, сначала нужно было навести порядок в гостиной, так как от «уборки» Момо и Эчизена не было никакого толку. Тут же все словно испарились, включая самого Кунимицу, которого утащил Фуджи. В итоге с Садахару остался только Ренджи. Вместе они спустились на первый этаж. Янаги удивлённо взглянул на пошатывающегося Инуи и спросил:
- Садахару, с тобой всё хорошо?
- Ре-е-енджи! – Инуи всем своим весом навалился на друга и повалил на оказавшийся рядом диван. – Вот скажи мне, Рен…ик...джи, я что, природой вышел такой а-а-абделённый? Я ведь ради него…го-о-оры сверну, вот! Все эти, ик… программы, специальные тренировки, всё ради того, чтобы быть рядом с ним! Я же люблю-ю-ю его, Ренджи! Сколько сил потрачено, сколько нервных клеток загублено, сколько тетрадей исписано, у-у-у… Я же не прошу многого, всего лишь поцелуй! Ох, где же я так просчитался?..
- Садахару, да ты пьян! – возмутился Янаги, скидывая с себя тушку информационного маньяка, отобрав у него сумку с термосом.
- Да ни разу! – обиженно донеслось с дивана. – Я чисто физически не смог бы напиться, потому что…ик! Во-первых, единственную бутылку вина в этом доме, ту, что принёс Кикумару, конфисковал Тезука, а во-вторых, если ты не заметил, пил я только то, что принёс с-с-собой!..
«И, тем не менее…» - озадаченно подумал Ренджи и, зная пристрастия друга к ядрёным жидкостям, с опаской откупорил термос. В нос ударил отчётливый запах алкоголя, Янаги даже осторожно лизнул крышку и поморщился. Он был слишком хорошего мнения об Инуи, чтобы подумать, что тот в свои «соки» добавляет спирт. Хотя…
Янаги задумался и вспомнил, что перед тем, как Тезука спрятал бутылку, рядом с ней точно ошивались Момоширо и Эчизен. Почти стопроцентная вероятность того, что эти двое изменили её содержимое, а так же, велика вероятность того, что вместо вина, Кунимицу унёс «сок Инуи». Очень остроумно, шутники…
- И вообще, Р-Ренджи, я тебе завидую! Иногда аж, ик… застрелиться хочется! Или…застрелить. – Пробурчал Садахару, обнимая плюшевую змейку. - Ведь, что Кирихара, что Кайдо – одного поля ягоды, и, тем не менее, ты его-о-о… а он тебя-я-я…
Янаги лишь вздохнул и направился на кухню, за минералкой:
- Вот, выпей. – Ренджи протянул другу стакан. Тот одним глотком осушил его. – Лучше?
- Относительно… - пробормотал Садахару, хватаясь за виски. – Если только не принимать во внимание тот факт, что мой мозг отказывается мыслить аналитически…
- Ещё бы! – покачал головой Янаги и забрал у Инуи стакан. – Ладно, лежи, я хоть немного со стола приберу, а затем, отведу тебя в вашу с Кайдо комнату, где ты ещё раз повторишь ему то, что выдал сейчас мне, упуская лишь подробности о нас с Кирихарой.
С дивана донёсся страждущий стон. В тот же момент Ренджи был повален на пол. От неожиданности юноша выронил стакан, который отлетел в сторону и тут же разбился. Параллельно, он заметил на полу слетевшие очки друга, который, словно клещ, вцепился в его спину.
- Садахару, ты что творишь! Слезь с меня!.. Ай! – воскликнул Янаги, так как Инуи внезапно укусил его за ухо. Кое-как извернувшись, он попытался дать информационному маньяку хорошую оплеуху, но не тут-то было. Тот на полпути перехватил его руку и вдруг, и, ни с того ни с сего, лизнул ладонь. Садахару улыбнулся уголками губ, и уселся сверху на Мастера. Он свёл руки Ренджи над головой, осматривая мутным взглядом, и внезапно прошептал, на удивление, связанно:
- Тс-с-с, Кайдо… Ну, сколько можно бегать? Неужели ты не видишь, что я люблю тебя? До безумия люблю! Кайдо, без тебя у меня не будет смысла в жизни!..
Янаги ошарашено уставился на друга и воскликнул:
- Садахару, ты пьян! Ты в своём уме?! Я не Кайдо, м-м-мф!..
В тот же момент Инуи наклонился и грубо поцеловал его, таким образом, затыкая, и больно прикусив губу. Тот зажмурился и застонал сквозь поцелуй. По подбородку потекла тоненькая струйка крови.
Одной рукой он продолжал удерживать Янаги, а другой проник под его рубашку, и ущипнул его за сосок. Разорвав поцелуй, Инуи, с хриплым стоном снова укусил Мастера за ухо. Тот тихонько всхлипнул:
- С-Садахару, опомнись! Прошу тебя, а-агх!..
Но тот его не слышал и упорно продолжал видеть вместо друга детства любимого кохая. Инуи принялся покрывать поцелуями его покрывшуюся испариной, шею, а рукой проник под брюки Ренджи:
- Н-нет! С-Садахару, ах!
- Тише, Кайдо, тише. Неужели нельзя быть послушным мальчиком? Хотя бы в мой День Рождения?..
- Эй, Янаги-семпай, вы там скоро? Сколько можно складывать тарелки? Меня вон даже, хе-хе, совесть замучила, я помочь п-при…шёл…
На лестнице показался зевающий Кирихара. Юноша замер в ступоре, узрев картину на полу.
- Ах, Акая! – выдохнул Ренджи, тяжело дыша.
Инуи же ме-е-едленно развернулся и столкнулся с остервененным взглядом Кирихары. Тот примерно с минуту буравил его глазами, затем, бросил короткий взгляд на Янаги. С каждой секундой его губы расплывались в дьявольской усмешке, и, внезапно, он залился злобным смехом. Инуи судорожно сглотнул. До него, наконец, дошло осознание объёма той задницы, в которую попал. Он оцепенел. Алкоголь из головы выветривался стремительными темпами:
- Беги. Беги, ублюдок! – зашипел Кирихара. – А ИНАЧЕ, Я ОКРАШУ ТЕБЯ В БАГРЯНЫЙ!!! А-ХА-ХА-ХАХ!!!
Словно в замедленной съёмке, Акая начал спускаться с лестницы, сбивая на каждом шагу декоративные вазы. Звук бьющегося фарфора окончательно привёл Инуи в себя. Облик Кирихары стремительно менялся: кожа его покраснела, волосы побелели, а в глазах, налившихся кровью, плясали зелёные огоньки безумия. «Режим Дьявола»!
- К-Кирихара! – прошептал Инуи, не глядя, шаря по полу в поисках очков. – Прошу тебя…
- Убью, сука!!! – взревел Акая, спрыгнув с лестницы, и с силой запустил в него тем, что под руку попалось, целясь в голову. Оказалось, нефритовой статуэткой. Отменная реакция спасла Инуи от сотрясения мозга, а в него уже полетел стул, от которого, кроме одной ножки, останется лишь вечная память:
- Акая, он пьян! – воскликнул Ренджи, успевший кое-как привести себя в порядок. – Акая, успокойся! Акая!
- Не вмешивайся, Янаги-семпай! – закричал тот.
В ход пошли книги. С треском рвались обложки, а оторванные страницы летали в воздухе, словно нетопыри. Уворачиваясь, Инуи старался добраться до лестницы, дабы рвануть в спасительную комнату, к Кайдо, к любимому Кайдо…
- Ренджи, прости меня!!! – взвыл информационный маньяк. Диванную подушку смертельным оружием не назовёшь, но, это смотря как запустить. – Прошу тебя, не подпускай его на кухню!!! Там ножи!!!
- Да я тебя голыми руками порву, мразь! – зарычал Кирихара и пулей метнулся к столу. Янаги даже среагировать не успел, но, видимо, какие-то остатки здравого смысла у Акаи сохранились, потому что вместо ножей и вилок он схватил стопку тарелок. Это и дало Садахару пару лишних секунд. – СТОЙ, ТВАРЬ!!!
На манер чакра [1], Кирихара запустил тарелки, но не одна из них не достигла своей цели. Взревев, он бросился на второй этаж, вслед за Инуи. Гонимый жаждой убийства, он даже не обращал внимания на боль в ногах, а Янаги ужаснулся, узрев на полу кровавые следы. Беготня по битому стеклу, фарфору и прочему антиквариату даром не прошла.
Тряхнув головой, Ренджи бросился вслед за Инуи и Кирихарой.
«Налево! Направо! Двадцать семь градусов на север! Быстрее!!!» - судорожно думал Садахару.
В каком-то смысле, он был даже рад. К мозгу вернулась способность мыслить аналитически, а значит, не всё потерянно. Осталось лишь добраться до комнаты. Злобный истерический смех Кирихары режет уши, словно лезвие. Кто-нибудь, спасите!..
На пути, неожиданно, нарисовался Кикумару:
- Эй, Инуи, что происхо…
Раздался жуткий грохот, Эйджи налетел на шкаф. Мимо, словно смерч, пронёсся Кирихара.
- Вы что творите, идиоты?! – обиженно взвыл Кикумару, потирая лоб.
- Прости, Эйджи! – воскликнул Инуи, перед тем, как юркнуть в комнату.
Заперевшись на все замки, он со стоном облегчения сполз на пол:
- И-Инуи-семпай…
- Кайдо!!!

***

- Что такое, где пожар?
Из своей комнаты выползли сонный Момоширо и Эчизен, а вслед за ним выскочили Кавамура, Оиши и Фуджи.
- Эйджи! – воскликнул Шуичиро и бросился к другу на помощь – Что это за погром?
- Спроси у придурка Инуи!
- Я сейчас, - коротко бросил Рёма и направился к лестнице.
В этот момент в коридоре показался запыхавшийся Янаги:
- Кирихара… держите Кирихару!.. Убьёт…
Только сейчас ребята заметили Акаю, который таранил свои телом дверь в комнату Инуи и Кайдо, с явным намерением её выбить. С каждым его ударом дерево трещало всё сильнее, а с лица его не сходила безумная улыбка.
- Чёрт подери! – чертыхнулся Момоширо, а Фуджи, сверкнув глазами, метнулся в их с Тезукой, комнату, и, через мгновение вернулся с ракеткой:
- Така-сан, держи!
- А?.. – Кавамура замер на мгновение. – А-А-А-А-А, ГОРЮ-Ю-Ю!!! СОЖГУ ДОТЛА!!! ФУДЖИ!!!
- Понял! – кивнул Сюске.
Заходя с двух сторон, Фуджи и Кавамура схватили Кирихару за руки, а Момоширо вцепился ему в спину:
- Пустите меня, уроды!!! – взревел Кирихара, кусаясь и пинаясь. – Этот ублюдок должен ответить за содеянное!!!
- Да что здесь твориться?! – воскликнул Оиши.
В коридоре появился Эчизен:
- Эти…эти!.. Они всю гостиную разнесли! Там кровь на полу! И осколки!
- Открывай, сука, всё равно достану!!!
- Акая, пожалуйста! Возьми себя в руки! – взмолился Янаги.
- Кирихара-кун!
- Инуи!..

***

- К-Кайдо, это…
Инуи замер в изумлении. В мягком полумраке комнаты, освещенной лишь двумя лава-лампами, в одном изумрудном с серебром, халате, на кровати сидел, поджав ноги, Кайдо. На небольшом столике были аккуратно разложены фрукты в вазочке, шоколад, бутылка шампанского и два бокала. Чёрт подери, откуда?.. Тут Инуи вспомнил, что весь вечер Кайдо не расставался со своей сумкой. Неужели, это всё ради него? Так вот почему он…
- С Днём Рождения…с-с-семпай…
Инуи блаженно улыбнулся. Весь мир для него сошёлся только на единственной цели – на Кайдо Каору, и это несмотря на то, что он в последний момент избежал смерти. Кирихара? Кто такой Кирихара? Возня и шум за дверью мгновенно превратились в щебетание птиц, в воздухе витал аромат роз, даже в полумраке заметно как налились краской щёки Кайдо. Чёрт, да это лучший подарок за сегодня, (не считая фотоальбома)!
- Кайдо, я хотел тебе сказать… - начал было Инуи, но тот перебил его.
- Стоять на месте, ф-с-с-с! – зашипел он, вскакивая с кровати.
Каору включил свет, тем самым вернув Садахару с небес на землю. От очередного стука в дверь он испуганно вздрогнул:
- Момо, держи его! Ай! Да он мне чуть палец не откусил..
- Фуджи!..
- Всё равно убью ублюдка!!! Слышите, убью!!!
- Акая!
- Инуи-семпай, что происходит? – тихо спросил Кайдо, но тон его голоса не предвещал ничего хорошего. Дверь опасно затрещала.
- К-Кайдо, понимаешь, я…мне…
- Ф-с-с-с, нет, семпай, не понимаю! – воскликнул Кайдо.
- Кайдо, п-подожди! Я всё объясню…МАМА!!!
Очередного удара дверь просто не выдержала и сорвалась с петель, а Инуи в последний момент успел отпрыгнуть в сторону. Раздался жуткий грохот и Садахару узрел в дверном проёме Кирихару, довольно похрустывающего костяшками пальцев, а сзади него, словно кегли, на полу распластались ребята:
- Вот и всё, мразь! Можешь заказывать себе музыку, но сначала, я оторву тебе то, чем ты сегодня думал, когда лапал Янаги-семпая, сволочь, а перед этим, ещё и выколю твои бесстыжие глаза, а-ха-ха-хах!!!
- Вот значит как, - прошептал Кайдо, с досадой глядя на накрытый стол. – Значит, пока я всё это готовил, и ждал тебя, и… хотел поздравить, кхм, отдельно, ты развлекался с другом детства? Прекрасно, просто прекрасно, ф-с-с-с…
Инуи судорожно сглотнул и замахал руками:
- Кайдо, ты всё неправильно понял! Дай мне всё объяснить! Прошу тебя!
- ЗАМОЛЧИ!!! – одновременно воскликнули Кайдо и Кирихара, а Садахару с ужасом наблюдал, как Каору стремительно менялся, плавно переходя в «Режим Дьявола».
- Иди сюда, с-с-семпай! – злобно зашипел Кайдо, поманя Инуи пальцем и одаряя безумной улыбкой.
Садахару замер в ступоре и нервно засмеялся, но, в его мозгу кипела активная работа:
«Так, в данной ситуации у меня есть два варианта. Если я иду вперёд, то вероятность того, что Кайдо оторвёт мне голову – девяносто пять процентов, если оступлюсь и поверну назад, то это сделает Кирихара, но уже со стопроцентной вероятностью. Но, Каору, хотя бы из уважения, убьёт меня быстро и безболезненно, чего я не могу сказать про Акаю. Скорее всего, кто-то перелил сок из моего термоса и заменил принесённым Кикумару вином. Что-то не наблюдаю я нашего капитана… Неужели…Тезука? Да быть не может! Нелогично! Но, если принять во внимания все факты, то выходит, что это сделал он!..»
Инуи оглянулся и узрел Кирихару, облизывающего губы. Боковым зрением он видел, как зловеще приближается к нему Кайдо, медленно, словно змея, готовящаяся к броску. Информационного маньяка бросило то в жар, то в холод, и тут он узрел спасительный выход из своего положения. Окно!
«Хорошо, второй этаж. Если мне память не изменяет, то кусты под окном должны смягчить моё падение на двадцать процентов. Должно обойтись без серьёзных последствий. Я больше никогда не буду пить! Мамочка. Папочка. Ренджи. Кайдо. Простите меня! Не поминайте лихом!»
Сделав глубокий вдох, Инуи бросился вперёд:
- Стой, сволочь! – закричал Кирихара, а Кайдо, решивший сначала, что семпай решил сдаться добровольно, довольно ухмыльнулся, но внезапно, Садахару резко взял налево и… сиганул с балкона.
- Семпай, что ты… СЕМПАЙ!!!
- САДАХАРУ!!!
- ИНУИ!!!

***

- Инуи, ответь мне, - вздохнул Фуджи, отрывая бинт. – На кой чёрт ты выпрыгнул из окна?!
- Посмотрел бы я на то, как бы ты отреагировал на моём месте… - пробурчал Садахару, пока Оиши, Фуджи его перебинтовывали. Ему ещё повезло, он отделался синяками, ссадинами, порезом на ноге и не совсем лёгким испугом. Рядом стоял смущённый Кайдо, нервно теребивший пояс халата. – А где Ренджи?
Каору непроизвольно дёрнулся, а Эчизен ехидно поинтересовался:
- Что, совесть заела?
- Рёма-кун! – осуждающе воскликнул Оиши.
- Мада мада дане. Они вместе с Кирихарой у себя. – Произнёс Рёма, пропуская замечание вице-капитана мимо ушей. – Когда вы внизу снимали очередной эпизод «Тома и Джерри», он сбил себе все ноги в кровь, гоняясь за тобой.
- Готово! – сообщил Шуичиро, щёлкнув ножницами, а Сюске, в качестве последнего штриха возложил на забинтованный нос Садахару очки, Тезукой подаренные, так как старые раздавил Кирихара.
- Инуи-семпай! – вдруг засмеялся Момоширо, хватая со стола парочку апельсинов. – Мысли позитивно! Тебя теперь на роль Мумии в фильме «Мумия» без грима возьмут, хе-хе-хе!
Кайдо угрожающе зашипел, но Момо, проигнорировав угрозу запихал ещё себе в карманы по яблоку.
- Ну что, раз теперь все успокоились, то я, пожалуй, пойду спать. – Смущённо улыбнулся Така-сан и удалился. За ним так же отправились Оиши и Кикумару, рассуждавшие о том, что с ними сделает Атобе, когда узнает о том, что они ему разнесли к чертям гостиную.
- Мы тоже пойдём, - произнёс Рёма, хватая Момо за шкирку.
- Эй, Эчизен, больно, вообще-то! – возмутился Такеши.
- Момо-семпай. Мы. Идём. Спать!
- А?.. Хорошо. – Насупился Момо, но подчинился, и, на выходе выдал следующее. – Нет, ну я просто поражаюсь нашему капитану! Тут шум стоял такой, как будто стадо слонов пробежало, а он даже не проснулся!
Фуджи, который в это время решил приватезировать у Кайдо шоколад, широко распахнул глаза:
- Тезука… - выдохнул он и умчался, только его и видели. Теперь в комнате остались только Кайдо и Инуи.
Каору вздохнул и отправил себе в рот кусочек яблока. Затем он осторожно присел рядом и, взяв Садахару за руку, тихо спросил:
- Семпай… Зачем?
- Ничего не говори, Кайдо, - пробормотал тот, отворачиваясь. – Ещё никогда мне не было так стыдно…
- Дурак! – обиженно воскликнул Каору, хватая его за грудки. – Дурак…
Тихонько всхлипывая, Кайдо уткнулся носом в грудь Инуи. Тот осторожно обнял его, поглаживая по волосам:
- Кайдо, прости меня, - прошептал Инуи и чмокнул его в макушку. - Прости дурака.
- Идиот! Придурок конченый! Ты просто не представляешь, как я испугался за тебя!
Немного успокоившись, Кайдо поднял голову и легонько поцеловал Инуи в губы.
- Э-э-э?
- С Днём Рождения, семпай, - прошептал Каору и переполз на свою половину кровати, укутываясь в одеяло.
Инуи же немножко окосел:
- К-Кайдо, подожди! А подарок?!
Тот пожал плечами и произнёс:
- Прости, семпай, но, похоже тебе придётся ждать до следующего Дня Рождения. В твоём теперешнем состоянии нельзя напрягаться.
- Так нечестно, Кайдо!!! – обиженно взвыл Инуи. Чёртовы бинты!

***

- Я-Янаги-семпай! – Кирихара прикусил губу, едва сдерживал слёзы.
- Всё хорошо, Акая. Потерпи ещё чуть-чуть. Сейчас вытащу…
- А-А-А-А-А!!!
- Готово! - Ренджи извлёк из его пятки последний осколок и бросил в кучку к остальным, которых в общем случае было насчитано двадцать шесть штук, все разного размера и материала. Затем, он промыл ему ступни в тазике с тёплой водой, обильно смазал йодом и туго перебинтовал. – Как ты, Акая?
- Ног не чувствую, - всхлипнул Кирихара, шмыгая носом. – Теперь Санада меня точно прикончит! А Нио-семпай вообще теперь проходу не даст!
Находясь в «Режиме Дьявола» он воспринимал происходящее через пелену красного тумана и он не чувствовал ничего, кроме желания прикончить одного очкарика. Но когда Инуи так спешно ретировался через балкон, к телу вернулась чувствительность, а дикая боль в ногах чуть не отправила его в небытие. Кирихара в немом ужасе уставился на свои ступни, истекающие кровью и усеянные битыми осколками. Ренджи же без лишних слов подхватил Акаю на руки, извинился перед сейгаковцами и направился в выделенную для них комнату, где принялся обрабатывать его ноги.
- Ну, если тебя это утешит, то велика вероятность того, что убьёт он меня, а не тебя. За то, что взял с собой и не доглядел.
- Тогда я сам ему глотку перегрызу! – зарычал Кирихара.
Янаги улыбнулся и обнял Акаю, взъёрошив непослушные вихры:
- Не нужно. А иначе, нас с тобой на тот свет отправит уже Юкимура. Оно нам надо?
Кирихара уткнулся в плечо Ренджи и тихо просопел:
- Янаги-семпай. А я ведь на самом деле чуть не прикончил этого урода, Инуи. Просто, когда я увидел вас там, на полу в гостиной, во мне словно действительно проснулся дьявол, так я его возненавидел. Даже в финале Национального Турнира такого не было. На мгновение я подумал, что он…что ты…
- Дурачок, - прошептал Янаги и чмокнул его в кончик носа, а затем, глядя прямо в глаза, произнёс. – Запомни, Акая. Запомни хорошенько! Мне никто не нужен кроме тебя! А это... это просто недоразумение, которое мы поскорее забудем.
- Сем…пай…

***

- Господин Атобе, общий ущерб от Дня Рождения Инуи Садахару составляет…
- Ой, да мне плевать! – воскликнул Кейго, махнув рукой. – Всего лишь за один вечер Оре-сама разузнал о своём противнике столько, сколько не знал за всё это время! Это стоит того! Теперь, Хётэй точно победит! Хотя-я-я, в качестве компенсации нужно будет стребовать с Инуи пять литров его последнего сока, и с Кикумару марку вина. Ошитари, скотина, совсем оборзел, игнорировать Оре-сама! И, нужно взять на заметку методы Фуджи Сюске...

P.S.

- Фуджи, это неприлично! – произнёс Тезука, входя в комнату. – Мы – одна команда, и поэтому должны помочь Инуи и Янаги убраться… Фуджи!
Юный гений стоял у балкона с двумя бокалами жидкости тёмно-бордового цвета.
- О, Тезука! – улыбнулся Фуджи. – Я уж было подумал, что ты сегодня не придёшь.
- Фуджи, ты что, открыл бутылку? – строго спросил Тезука, скрестив руки на груди.
- И в мыслях не было! – Сюске поставил бокалы на подоконник и, в качестве доказательства, продемонстрировал Кунимицу запечатанную, с виду полную бутылку. Правда, он не принял во внимания тот факт, что над ней уже «трудился» Момоширо. – «Дело техники, я же гений!» Это всего лишь виноградный сок. Выпьёшь со мной? И после этого мы сразу же отправимся вниз, поможем Инуи и Янаги. «А если не выпьешь, то я силком волью в тебя эту чёртову бутылку!»
Фуджи протянул капитану один из бокалов, даже не представляя, на сколько он был прав. На счёт сока. Тот подозрительно уставился на его содержимое и принюхался. Тезука уловил слабый запах винограда и граната, но алкоголем и не пахло. Он взял бокал:
- За будущее теннисного клуба «Сейгаку»! – произнёс Сюске.
- За «Сейгаку» - кивнул Кунимицу.
Ребята чокнулись и одновременно выпили. Фуджи с интересом наблюдал за лицом Тезуки, которое сначала покраснело, потом посинело, а потом побелело, и, выронив бокал, капитан упал. Сюске вздрогнул:
«Хм-м-м, всё-таки, странное это вино. Запаха почти нет, но вкус отменный! Надо будет узнать у Кикумару, где он его откопал? Эх, не думал я, что Тезуку вынесет с одного бокала… Хоть в чём-то я тебя победил!»
- Ф-Фуд…жи… - простонал Кунимицу, с трудом поднимая голову. – У-у-у…бью….
Тот лишь мило улыбнулся и погладил капитана по волосам:
- Сейчас, Тезука, я тебе водички принесу. Ты же на меня не сердишься… Что за?!
За дверью раздались грохот и истошные крики. Фуджи выскочил в коридор, выяснить, что произошло…

1 – Метательное оружие, в виде диска, отточенного по кромке.

P.S.

@темы: забавы, фанфики

Комментарии
2013-05-22 в 12:01 

Luchiana
kaze no machi he tsureteitte
Забавно))

2013-05-22 в 17:48 

[Гер]
Стукнулся ворон головой и сделался добрым молодцем
Кирихара понравился)
такой милаш))
Спасибо)

   

The Prince of Tennis Community

главная